СМИ о посте

О мытаре и фарисее: лейтмотивы Великого поста

О мытаре и фарисее: лейтмотивы Великого поста

Это воскресение обозначено как «О мытаре и фарисее».

Если мы заглянем в календарь неделей раньше, то обнаружим, что после обычного указания на евангельский отрывок (Лк. 19, 1-10) стоит «о Закхее». Обычно в календаре мы не видим указаний на содержание отрывка из Писания. Почему Церковь считает нужным напомнить нам о мытаре Закхее именно в этот день? Воскресение, в которое читается отрывок о Закхее, является первым из пяти, подготовляющих нас к Великому Посту. Церковь подводит нас к Посту постепенно, поэтому единственной особенностью воскресной литургии в тот день является специальное евангельское чтение, являющиеся соединительным звеном между годовым кругом и великопостным циклом воскресных евангельских чтений. В это воскресение на литургии тоже назначено особое евангельское чтение – притча о мытаре и фарисее (Лк. 18, 10-14). Но на этот раз уже и богослужение имеет особенности.

В церкви в этот день впервые открывают книгу, которая почти целый год без дела пылилась на полке. Вскоре она станет главной книгой, определяющей порядок всех богослужений. Название этой книги – Постная Триодь. Оно происходит от греческого слова «триодион» – три оды, что означает «трипеснец» (три песни). Название восходит к трехчастным молитвенным торжественным поэтическим произведениям, составляющим основу этой книги. Изменения, которые вносит Постная Триодь в этот день, небольшие по объему, но существенные по содержанию. В обычное воскресение большая часть службы прославляет Воскресение Христово; другая же часть богослужения всегда посвящена памяти святого или святых, попадающих по календарю на этот день. Триодь, вступая в свои права в Неделю о мытаре и фарисее, оставляет почти без изменений воскресную часть богослужения, а память святого указывает перенести на другой день. Вместо текстов святому Триодь предлагает песнопения, посвященные евангельской притче.

 

В начале вечерни как часть основного цикла стихир, перед пением гимна «Свете Тихий» звучит короткая пламенная стихира, фактически состоящая из двух призывов: «Не помолимся фарисейски, братие <…> Смирим себе пред Богом…» Устав требует петь эту стихиру дважды, тем самым подчеркивая ее значимость. Вторая стихира повествовательная и более подробная. Фарисей, «тщеславием побеждаем» предается многословной похвальбе и велеречиям. Преподобный Андрей Критский в своем каноне, который будет читаться в первую седмицу Великого поста, метко характеризует высокопарную манеру речи фарисея: «Сей же величашеся вопия: «Боже благодарю Тя!» – и прочие безумные глаголы». Про мытаря сказано, что он «ничтоже вещав». Звучит это довольно странно, т.к. из Евангелия мы знаем, что мытарь повторял: «Боже, очисти мя грешнаго!» Уже в словах следующей фразы: «В сих воздыханиих утверди мя, Христе Боже…» – мы видим ответ на эту загадку. Автор стихиры и здесь подчеркивает разницу в манере молитвы мытаря и фарисея.

Молитва мытаря – не вещание, а воздыхание. Это именно та молитва, которой мы должны научиться, чтобы вместе с мытарем «сподобиться дарований», а не «лишиться благих» как фарисей. Таким образом, с первых строк своей книги преподобный Феодор Студит и его брат святитель Иосиф, арихиепископ Солунский, составители Триоди, преподают нам урок смиренной постовой молитвы.

В следующей стихире «Вседержителю Господи» нам дают еще один, предметный урок – о могуществе покаянных слез, кроме притчи о мытаре и фарисее отсылая нас еще к двум библейским эпизодам. Несмотря на то, что в тексте стихиры перед нами предстает слезная покаянная молитва «мытаря», образ фарисея неотступно присутствует в каждой из вспоминаемых ситуаций. Езекия, будучи смертельно больным (4Цар., 20), своим слезным покаянием умилостивил Господа, и Господь, его «от врат смертных возведоша», даровал ему 15 лет жизни и благополучие его царству. Однако Езекия сам вскоре обратился к фарисейскому тщеславию, чем посеял гибельное зерно, всходы которого привели к уничтожению иудейского царства и вавилонскому плену всего еврейского народа. В этом грозное предупреждение для всех нас: слезное покаяние – не вдохновенный порыв, а постоянный труд, иначе в любой момент, сами не подозревая, мы из мытаря превращаемся в фарисея, со всеми сопутствующими такому горделивому состоянию духовными опасностями. Именно в напоминание об этом Церковь установила, что молитва мытаря является самой первой молитвой каждого нашего дня. Другой эпизод, о котором напоминает нам текст стихиры – слезное покаяние грешницы в Лк. 7, 36-50. Свидетелем омовения слезами ног Спасителя был фарисей, в доме которого находился Христос. Фарисей был малогостеприимен и осуждал в помыслах и женщину, и Христа. Господь же принял покаяние женщины и «грешную от многолетних согрешений избавил».

Перед молитвой «Ныне отпущаеши» звучит еще одна стихира покаянной тематики, последняя на вечерне – «Отягченныма очима моима«. Значимость этой стихиры в том, что из свидетелей библейских событий, случившихся в далекие времена, она превращает нас в непосредственных участников покаянной слезной молитвы, которая происходит прямо сейчас, в данный момент. Эта стихира служит мостиком к песнопению утрени «Покаяния отверзи ми двери», являющемуся лейтмотивом всего Великого поста.

Юрий ПИДОПРЫГОРА



Все новости раздела