Проповеди в дни Великого поста

Проповедь в Неделю мытаря и фарисея

Проповедь в Неделю мытаря и фарисея

Произносит иерей Георгий Опарин

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

По милости Божией мы снова у дверей Великого поста. Сегодня Святая Церковь даст нам то песнопение, которое указывает нам, что для нас вновь наступает самое благоприятное время для покаяния: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче, утренюет бо дух мой ко храму Твоему»...

В дни, подготовительные к Святой Пасхе и к Святому посту подумаем прежде всего об умножении и углублении своей веры. Мы живем так, будто пост для нас, все его подготовительные недели — просто формальность. Мы чаще всего не чувствуем его необходимости. Мы иногда думаем, что он несет нам тяжесть: нельзя привычно вкусно поесть, многое исключать надо, пост сводится для нас только к некоторому ограничению в пище. Мы даже этим тяготимся. Иногда еще задолго до начала поста охаем и боимся его трудностей. О том, что пост призван помочь нам одолеть свои страсти, мы почти не думаем, потому что считаем страстями лишь явную тягу к выпивке, наживе, воровству и т.п. Свою лень, например, в разряд страстей не возводим. И жажду жить покойнее, удобнее, вкуснее, мягче, привлекательнее одеться, пожить в свое удовольствие — тоже. Не говоря уже о многом другом, что должна бы сказать совесть, но она не тревожит. Почему?

— По маловерию. Вера открывает человеку то, что Бог хотел бы видеть в человеке, а когда вера на словах, то в душе пусто и глухо. Можем ли мы услышать в душе голос Творца и встать, забыть о своем сне и лени, забыть об удобствах и вмиг перестать ценить блага мира? В какой-то миг — да, но одного порыва мало, он может быстро пройти, и душа снова погрузится в свою спячку.

— Что же делать, чтобы не спать душевно, не погружаться привычно в тину своей лени, чтобы не забывать, к чему мы призваны?

— Делать то, что Церковь заповедует. В дни поста особенно необходимо честно проверить себя. Проверить, чего тебе хочется, что нравится, а что тяготит. Проверить и сравнить с Евангелием. Проверить, насколько нам чуждо всё, что запрещает Церковь. Действительно ли мы спешим постом очистить чувства, чтобы в душе увидеть свет Воскресения. Проверить — и убедиться, как много в нас лжи. Вот для того и пост нам дан, чтобы узнать себя и узнать Бога. Не только почитать о Боге что-то, но сделать более нужное — освободить Ему место в душе. От одной мысли, что надо обдумывать-, проверять, в чем-то себе отказывать, за что-то просить прощения, может на душе стать тяжело, неприятно. Тысячи верующих предпочитают инертную жизнь. Внешнее благочестие, как броня, хранит их совесть, хранит ее сон, и они плывут но течению до первого толчка. Господь, жалея их, разбудит горем. И тут обнаруживается, что внешнее не дает силы, а внутреннего — нет. И тогда яснее ясного видно, что вера не даст необходимых сил все принять, все пронести, через все пройти. Почему? Да веры-то, по существу, почти нет. Сколько лет слушаем одно и то же, а не действует. Почему?

— По маловерию. Сколько постов провели, а душа все так же черства и бессильна. Да и как их проводили, посты-то? Формально, бездумно, безразлично.

Пройти «поприще поста». Итак, что же мы можем, что должны делать в дни, отведенные Церковью специально для того, чтобы наша духовная деятельность стала интенсивнее? Не говоря о всех внешних условиях, что всем давно известно, обратим внимание на то, что в нас разрушает жизнь. Что же это, если не брать во внимание внешнюю занятость, усталость, недомогание, нездоровье, несоответствие условий тому, что хотелось бы иметь? Это то, что есть в нас при любых условиях: это наши страсти. Наши греховные привычки, наши мысли, от которых жизнь тлеет, а не горит и может угаснуть совсем. Наша задача — выявить в себе всё, что мешает нам жить. Для одних это — жажда удобств, которых не удастся получить, желанный покой, который нарушают все, стремление к значимости, когда никто этого не спешит заметить. Для других — страх болезней, одинокой старости, всех предполагаемых бед, каких еще нет. Позаботиться бы в таком случае о глубине веры, а не волноваться зря, отравляя себе и другим жизнь.
Для третьих — раздражительность, возмущение чужими недостатками, обиды, зависть, любопытство, ревность, мстительность и т. д. Словом, мы должны из множества грехов и страстей выбрать наиболее нам свойственные и привычные, чтобы не вообще каяться в том, что грешны, а изживать то, что съедает в нас силы жить.

Святые отцы дают нам такие наставления, касающиеся поста: сколько возможно — не доводить себя до полусмерти от усталости; 1) учиться замечать всё доброе и радостное, что Бог дает на каждом шагу, И уметь среди окружающих хранить приветливость, доброжелательность, уметь вовремя сказать слово доброе, ласковое, даже веселое; 3) избегать уныния более всего.
Если изнемогает тело, лучше сделать себе облегчение, позволив чем-то восполнить, как-то укрепить силы, чем стоять на мрачном решении: хоть умру, но не нарушу ни единой точки в уставе...

Как пример: две девушки на клиросе в храме, где служил отец Алексей Мечев, решили первую неделю Великого поста совсем не есть. Спросили у батюшки благословения — но как? «Благословите, батюшка, на пост». Он благословил. Они потерпели-потерпели, до конца недели дотерпели свой голод честно, но так разругались, как никогда до этого с ними не было.
Святая Церковь ведет нас к покаянию. И первую неделю она посвящает образам мытаря и фарисея. «Два человека вошли в храм помолиться», — начинает притчу Господь, и в этой молитве Он раскрывает состояние того и другого.

Фарисей — исполнитель закона, соблюдающий все церковные уставы, приходит и молится в благодарении: «Боже, благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть всего, что приобретаю, и вот я прихожу и благодарю Тебя».

А вот другой — мытарь. Он, по-видимому, ничего не исполняет от закона, но, чувствуя свое ничтожество, только бьет себя в грудь и молится: «Боже, милостив буди мне грешному».
Не случайно первая мысль о приближающемся Великом посте связана с обращением к фарисеям. Фарисей — олицетворение лукавой совести. Жизненное фарисейство всевозможными ухищрениями и самооправданиями стремится сгладить несоответствие жизни велениям Божиим.

«Берегитесь закваски фарисейской», то есть берегитесь жизненного лукавства. За лукавым самооправданием следует опустошение христианской души, омрачение ее, запустение. Нет места Христу в такой душе. Лукавое самооправдание начинается неприметно, но всякая, даже малая житейская сделка с совестью окажется делом важным. Не зря ведь Господь предупреждал: «берегитесь!»

До начала Великого поста подумаем, сколько в нас всех сокрыто того, что заставляет Господа горестно вздыхать... И не опускайте рук, говоря: ну уж где мне? Важно осознать, что ни лукавством, ни хитростью, никакими кривыми путями не обойти правды Божией, не избежать прямого ответа на вопросы, был ли ты в жизни исполнителем закона Божия, верил ли Богу и жил ли этой верой.

Чтобы окончательно не впасть в уныние, чтобы немощная вера обрела силу, есть молитва, как лестница от тьмы к свету. Пример мытаря, не оправдывающего грехи обстоятельствами, трудностями или соблазнами. Пример человека, сознающего грехи свои и не сомневающегося в возможности милости Божией, просящего о ней со смирением и верой. Молитва его — «Боже, милостив буди мне грешному» — способна поддержать унывающего, ободрить сомневающегося, утешить робкого, окрылить бессильного. Ее дал нам Господь в помощь, в руководство на путях наших. Он ждет обращения к Нему, ждет с прощением и милостями, «великими и богатыми». Аминь.

24 февраля 2013 год



Все новости раздела